Сергей Будкин: “Приватизация госактивов будет составлять меньше трети того, что произойдет на рынке M&A в 2011-м”

“Власть денег” 1-3 (293), 20 Января 2011

Управляющий партнер FinPoint убежден, что 2011 г. по количеству сделок слияний и поглощений окажется довольно урожайным. Бизнес-этика не позволяет Сергею Будкину говорить о миллионных сделках, которые уже находятся у него в работе. Но он уверен: хоть крупных частных активов для поглощения в тяжелой промышленности почти не осталось, ведущие украинские бизнес-группы найдут, что покупать.

Чем вы объясните столь рекордное количество сделок купли-продажи с участием крупнейших украинских бизнесменов в 2010 г.?

— Причин несколько. Во-первых, своеобразный отложенный спрос. В период кризиса в 2009 г. не происходило ничего, кроме полубанкротных транзакций с депрессивными активами. Все бизнесмены планы заморозили, а после “разморозки” активность M&A возросла в несколько раз.

Во-вторых, кризис оказал отрезвляющее влияние на участников рынка. В первый кризисный год ожидания покупателей и продавцов существенно разнились. Продавцы думали, что вот-вот все вернется на круги своя, покупатели же им оппонировали: все будет плохо, ваш бизнес сейчас денег не приносит, не будет приносить никогда, поэтому он стоит две копейки. Понадобилось некоторые время для того, чтобы сформировалось новое представление о ценовых параметрах бизнеса как с одной, так и с другой стороны прилавка.

В-третьих, процессы реструктуризации и переговоров о привлечении внешнего финансирования бизнеса занимают достаточно долгое время, и только к середине 2010-го они начали выходить на финишную прямую. Очень часто кредиторы требовали от собственника для пролонгации займов усилить бизнес, “довлив” в него денег. В ряде случаев, когда становилось понятным, что сделать это невозможно, это приводило к смене владельца под давлением кредиторов. В-четвертых, в 2008-2009 гг. заемные ресурсы были не доступны в принципе, в 2010-м же у покупателей появилась возможность профинансировать приобретения.

Активы, проданные в силу перечисленных вами причин, уже исчерпались?

— Я думаю, что из потенциально возможных подобных транзакций произошло не более половины. Поэтому в 2011 г. я ожидаю еще большего оживления на рынке слияний и поглощений. Активов с нерешенными долговыми вопросами очень много. Можно предположить, что банки, разобравшись с самыми тяжелыми “головными болями”, дальше начнут разбираться с оставшимися заемщиками, имеющими осложнения с выплатой займов.

2011 г. точно будет более активен, по сравнению с 2010-м, по количеству сделок, причем не только в связи с ожидаемой приватизацией. По моим ощущениям, приватизация госактивов будет составлять меньше трети того, что произойдет на рынке M&A в следующем году. Потому что слишком для многих холдингов вопрос дальнейшей консолидации в ключевых для них сегментах рынка актуален как никогда. Рынок не вернулся к докризисным показателям, и для многих бизнесменов продажа бизнеса остается оптимальным решением. Мы как компания, специализирующаяся на слияниях и поглощениях, рассчитываем на очень активный 2011 год.

Что купят крупнейшие украинские бизнес-группы?

— Главной темой 2011 г. будет дальнейшая консолидация ряда рынков. Наверное, заметнее всего “пересічному українцю”, это будет в сегменте авиаперевозок. Группа “Приват” попытается, я думаю, на базе подконтрольных ей структур реализовать модель единой авиакомпании и получить контроль над единственной оставшейся вне их сферы влияния авиакомпанией — возможно, не по форме, но по сути. Я говорю, скорее, об усилении единого управления (разные бренды подконтрольных авиакомпаний могут быть сохранены).

Второй сектор — энергетика. Ожидается окончание приватизации облэнерго, что, надеюсь, приведет, наконец-то, к завершению консолидации в отрасли. Несмотря на то что рядом облэнерго владеют совместно компании Игоря Коломойского, братьев Суркисов и Константина Григоришина, они должны, рано или поздно, устранить системный риск для бизнеса — “подвешенные” госдоли. Как показывает опыт нашей страны, возможны существенные изменения политического климата, в результате чего труднодостижимый консенсус с государством ненадежен.

В энергетике также очевидна дальнейшая консолидация на базе ДТЭК энергогенерирующих мощностей. Учитывая, что в Украине более половины электроэнергии производится государственными компаниями на атомных и гидроэлектро­станциях, превысить монопольный порог путем скупки теплогенерации сложно. Даже если ДТЭК купит и “Западэнерго”, и “Центрэнерго”, это все равно будет только владением значительной частью мощностей, но не нарушением.

Третье — активизируются консолидационные процессы в сельском хозяйстве. Будут происходить транзакции с компаниями, которые консолидировали крупные земельные наделы. Например, СКМ впервые публично заявила о стратегическом интересе к сельскохозяйственному сектору. Так как это группа, которая не привыкла довольствоваться малым, то я не удивлюсь, если ее покупки в агросекторе будут измеряться сотнями миллионов долларов. Они вряд ли будут покупать компании-лидеры в секторе (“Мрия”, “Кернел”, “Нибулон”), а скорее сконцентрируются на поиске компаний меньших по размеру, но с хорошим менеджментом, эффективной бизнес-моделью, однако не имеющих достаточных финансовых возможностей для развития. Их можно купить, оставить существующий менеджмент, но “довлить” денег и сделать национального чемпиона.

Четвертый сектор ожидаемых активных консолидаций — химпром. Наверняка Дмитрий Фирташ не остановится на достигнутом (в прошлом году Group DF приобрела “Концерн “Стирол” — прим. “ВД”). Он заявлял публично о желании консолидировать титановую отрасль, а также сектор производства азотных удобрений. Думаю, ему удастся это осуществить в силу наличия политических мускулов, амбиций и хорошего финансового положения группы на текущий момент. Какой именно из химзаводов сможет купить Group DF — сложно сказать. Наиболее привлекателен Одесский припортовый завод, однако этот актив осложнен незавершенностью последствий предыдущей попытки приватизации. Есть ли у группы “Приват” право требования к государству по исполнению решения приватизационного конкурса, окончательно не понятно: вопрос пребывает в латентной судебной стадии. С кем будет легче договориться — с группой “Приват”, чтобы она уступила, или владельцами двух других заводов — Алексом Ровтом или Александром Ярославским — сложно судить.

Кроме того, вероятными сферами консолидации станут связь и инфраструктура. Государство владеет большими портовыми комплексами, но они достаточно быстро уступают место “гринфилдовым” проектам и частным терминалам, которые строятся рядом и забирают грузопотоки.

Юлия СЛИНЬКО

Источник: “Власть денег”